[an error occurred while processing this directive] В борьбе за тело
Газета / Екатерина Чен
Российская "Пыль" на ММКФ

На Московском кинофестивале на самом деле не один конкурс, а два: подобно венецианскому "Против течения" и каннскому "Особому взгляду", параллельно основному соревнованию организован конкурс "Перспективы". В этой программе представлены экспериментальные, зачастую дебютные работы.

Среди них - снятый на видео малобюджетный фильм режиссера Сергея Лобана с Петром Мамоновым в одной из ключевых ролей.

Благодаря цифре и моде на видеокартинку кинопроизводство стало доступно большому количеству потенциальных авторов. Режиссер Сергей Лобан, сценаристка Марина Потапова и оператор Дмитрий Модель осознали это в числе первых. Их творческое объединение "Свои 2000" выросло из художественных акций и креативных телепроектов 1990-х. До полнометражной картины, которую чуть было в этом году не отвезли в Канны, коллектив сделал несколько короткометражек. "Пыль" мало похожа на опусы параллельного кино, обычно не предназначенные для широкой аудитории. Тут уместнее вспомнить что-нибудь более жизненное, с выруливанием на повседневность и народные характеры, лишь слегка преломленные причудливым взглядом художника. Круг родственного по духу творчества - от панков до митьков. А в кино пересечения по отдельным типажам можно найти даже в фильмах Киры Муратовой.

Кроме Петра Мамонова, фактически все актеры в "Пыли" - непрофессионалы: музыканты, деятели клубной культуры - личности, сплошь неординарные, вплоть до Псоя Короленко. В центре сюжета меж тем - личность совершенно непримечательная и даже убогая. Скучающий рохля-толстяк по имени Леша (Алексей Подольский) не то что маменькин сынок - хуже: бабушкин внучек. Он записывается добровольцем на загадочный медицинский эксперимент, напоминающий детский аттракцион "Пещера ужасов" и сеанс рентгена одновременно. Эффект таков, что на несколько минут вялый толстяк ощутил себя мускулистым красавцем. Образ совершенного и сильного тела с тех пор преследовал беднягу, он жаждал повторить вреднющую для здоровья процедуру, лишь бы обрести облик своей мечты.

Проблематика картины вполне достойна полного метра, однако "Пыль" страдает распространенной болезнью дебютов: перевалив за середину, набравшая обороты история вдруг начинает буксовать. Авторы словно теряются, не зная, как разрулить ими же закрученную ситуацию и привести ее к логичному финалу. В кадре появляются все новые и все более странные персонажи - от безмолвных участников арт-перформанса до активистов-правозащитников, Лешу заносит в какие-то необязательные тусовки. В результате режиссеру Лобану ничего не остается, как увенчать фильм обстоятельным монологом доктора в исполнении Петра Мамонова. Он разложит все по полочкам, сравнит мелких людишек с ничего не значащей пылью, заставит если не упрямца-героя, то хотя бы зрителя задуматься, на кой черт стремиться к какому-то иллюзорному телу, вместо того чтобы довольствоваться пусть серой и невзрачной, но все-таки уже устаканившейся и предсказуемой жизнью. Конечно, не подвисни повествование к концу - не привалило бы нам счастья лицезреть на экране лидера "Звуков Му" столь долго, сколько мы не видели его уже лет десять, со времен геодезиста Мефодия из фильма Сергея Сельянова "Время печали еще не пришло". Но все же на словах человеческие стремления с экрана не объяснишь. Даже песня Цоя "Мы ждем перемен", оригинально исполняемая в финале "Пыли" на языке жестов, скорее отсылает к перестроечной "Ассе", чем что-то проясняет в самой картине. Ясно одно: российские участники конкурса "Перспективы" и впрямь люди с будущим.





Дополнительная информация: Федосеев Виктор
info@kinoteatrdoc.ru / ICQ Status ICQ: 256671929 (послать сообщение)