[an error occurred while processing this directive] Вся Москва обратилась в "Пыль"
GlobalRus.ru / Алена Бочарова

Технология события

Успех фильма «Пыль» кинообозреватели назвали закономерным, культур-критики – невероятным. Как может снятый за три тысячи долларов фильм стать событием общероссийского масштаба в условиях, когда российский «Голливуд» активно набирает обороты, и Константин Эрнст благословляет очередной российский блокбастер; когда андеграунд обозначает не политическую оппозицию, а экономическую нехватку? Продукт левой идеологии, снятый на 35-милиметровую пленку, сорвал куш на Московском кинофестивале, взяв приз жюри ФИПРЕССИ, был показан в новосибирском ресторане «Тинькофф» и на фестивале «Киношок» в Анапе. Цитируемость фильма в Интернете бьет все рекорды, не говоря уже о баснословном количестве отзывов в СМИ. В чем секрет? Для раскрутки фильма были задействованы ресурсы московского шума, внутренний механизм которых способен оценить только смекалистый бизнесмен. Эти ресурсы не имеют цены, но имеют стоимость. С помощью них возможно создание шедевра, причем самого правильного.

Вся Москва

Выражение «вся Москва» - само по себе сомнительное. Однако сказать, что в фильме «Пыль» снялась вся Москва, преувеличением не будет. Вместо профессиональных актеров в фильме выступают профессиональные тусовщики и медийные фигуры, музыканты и журналисты: Псой Короленко и куратор фестиваля независимого кино «Стык» Сергей Сальников, режиссер «Черного фраера» Глеб Михайлов и уличный оркестр «Пакава Ить», экс-ведущая Муз-ТВ Белка и хип-хоп-исполнители из группы «Многоточие». Эта «Москва» состоит из тех, кто «известен в узких кругах», то есть из представителей так называемой малой сети. Термины «малая сеть» и «большая сеть» принадлежат Джону Сибруку, колумнисту журнала New Yorker и автору американского глянца. В своей книге «Nobrow» он описывает момент nobrow, когда низкая культура сталкивается с высокой, а искусство малой сети превращается в искусство большой сети. Трансформация всегда сопровождается шумом, равно как и возникновение шума способствует трансформации. Шум по Сибруку – «коллективный поток сознания, объективированная, бесформенная субстанция, в которой смешаны политика и сплетни, искусство и порнография, добродетель и деньги, слава героев и известность убийц». Иначе говоря - набор неформальных новостных поводов, конвертируемая эксклюзивная информация. Одним из первых поводов для шума стало участие в фильме Петра Мамонова, который не появлялся в кино вот уже десять лет, причем, как явствовало из многочисленных интервью, П. Мамонов согласился на съемку исключительно потому, что ему понравился сценарий. Уже интригует. Второй повод – сами съемки фильма, которые проходили в людных местах Москвы и неизбежно привлекали людей извне. Так, для одной из сцен фильма был арендован ночной клуб «Микс». К двум часам дня кроме массовки в клубе оказалось огромное количество людей, которые просто прослышали о происходящем. В тот день «Микс» так и продолжал работать с двух часов дня, словно это были два часа ночи. Уличный бэнд «Пакава Ить», который сам по себе часто выступает на бульварах, аналогичным образом собрал на Поклонной Горе целую толпу во время съемок. Венцом стратегии шума стала закрытая премьера в кинотеатре «35 мм», которая собрала носителей шума и тех, до кого он дошел. На следующем этапе волну шума подхватили глянцевее журналы. Так, журнал «Афиша» опубликовал на первых полосах историю о драке директора фильма с одним знакомым, поводом для которой послужило содержание киноленты. Об истории, свидетелями которой были всего четыре человека, узнали 100 тысяч человек (таков тираж журнала) и те сотни тысяч, которым прочитавшие рассказали о скандальной истории. Итак, успех фильма в малой сети связан с тем, что многие зрители присутствовали на съемках отдельных сцен, читали не просто рецензии кинокритиков, но внутренние истории, человеческие и скандальные. Их вовлекли в процесс, сделали соавторами. Они стали инсайдерами, и не стоит недооценивать ценность инсайдерской позиции, ведь это намного приятнее, чем быть членом фокус-группы или целевой аудитории.

Кино как манифест

Режиссер фильма «Пыль» Сергей Лобан предпочитает беседовать с журналистами в компании сценаристки Марии Потаповой. Дело в том, что оба они – идеологи субкультурного творческого объединения «Свои2000», которое, в свою очередь, выросло из еще более маргинальной арт-группы ЗАИБИ . ЗАИБИ, что расшифровывается как «За анонимное и бесплатное искусство», размывали границы между искусством и повседневностью, устраивали диверсии в программе «До 16 и старше», а также первые в России street-party. Фильм «Пыль» - идеальный и внятный продукт левой направленности, в который перекочевала идеология контр-культуры с ее бескомпромиссностью, ультимативностью и пессимизмом. Однако главное состоит в том, что его маркетинг-стратегия была совершенно не маргинальна. Создатели фильма изначально настаивали на том, что продукт этот – для всех. Фильм открыто начертил карту субкультурной реальности Москвы, создав киноманифест 90-ых. «Пыль» стала новой «Ассой» с теми же внешними признаками, как то: участие рок звезды (П.Мамонов), широкое использование молодежных субкультур (хип-хоп культура, уличные музыканты) и даже прямое цитирование – финальная песня «Перемен требуют наши сердца», в титрах фильма переданная с сурдопереводом. Фильм дал поколению то, что не могут дать современные блокбастеры: безапелляционность изображения, которую поддержали живые силы современной культуры. Так формировался набор признаков, необходимых для приобретения статуса «культовости».

Свои две тысычи

В каждой рецензии на фильм «Пыль» встречается упоминание о его бюджете. Из трех тысяч, что были потрачены на производство, две были отданы П.Мамонову. С первого взгляда можно было бы подумать, что это искренний восторг кинокритиков: оказывается, возможно в России снимать малобюджетное кино. Однако фильм уже давно вырвался за рамки этого определения. Скорее, месседж, который стоит за постоянным указанием бюджета, состоит в том, что этот фильм обладает другой - не денежной, но конвертируемой в деньги, - валютой, которая и помогла ему стать событием. «Пыль» стал альтернативным блокбастером. Он даже имел прокат внутри узкой, но абсолютно четко выбранной сети: кинотеатр арт-хаус линии «35 мм», кинотеатр «Иллюзион», сохранивший свой статус «умного» кинозала с советских времен, Дома культуры и клубы Севастополя и Новосибирска, «Дом кино» в Санкт-Петербурге. Причем, по результатам проката только в «35 мм», фильм с бюджетом в 3 тысячи долларов окупился более чем в 10 раз. Фильм также был очень адекватно раскручен и продвинут на медиарынке, для чего были задействованы альтернативные, но не менее «блокбастерные» в современности ресурсы: Петр Мамонов как публичная фигура и носитель мифов, «вся Москва» и лагерь глянцевых поборников. Так фильм «Пыль» присовокупил к содержанию еще одно экстралингвистическое послание: в мире, где деньги измеряются в сантиметрах логотипов, ценность - в процентах рейтингов, есть возможность снять кино за три тысячи долларов и стать настоящим событием. Для этого не нужны исследования Gallop Media и телевизионные ролики, нужны другие - символические - ценности, стоимость которых еще предстоит оценить современной культуре.





Дополнительная информация: Федосеев Виктор
info@kinoteatrdoc.ru / ICQ Status ICQ: 256671929 (послать сообщение)