[an error occurred while processing this directive] Непыльная работа
Коммерсант / Лидия Маслова
Трагедия маленького человека в фильме "Пыль"

С сегодняшнего дня в течение двух недель в московском киноклубе "35 мм" можно увидеть картину "Пыль", представлявшую Россию в конкурсной программе "Перспективы" XXVII ММКФ и заслужившую за это диплом российской кинокритики. Свой голос смело отдала бы за столь перспективное кино и ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.

Практически безбюджетную "Пыль" подняли режиссер Сергей Лобан, сценарист Марина Потапова и оператор Дмитрий Модель, образующие экспериментальное творческое объединение СВОИ 2000. Их кредо – "освоение" окружающей действительности путем обнаружения в любом, даже самом безнадежном занятии элемента креативности. "Пыль" как раз и рассказывает о том, что подобные порывы свойственны не только творческим натурам, но и самому жалкому существу, давно вроде бы превратившемуся в овощ.

Жирный бабушкин внучек Алеша в маечке-"унисекс" с пушистым котиком на пузе каждое утро вылезал из своей девичьей кроватки, кротко кушал сосисочки на кухне, пил чай с сахарком и покорно отправлялся на предприятие собирать пластмассовые пистолетики. По выходным оттягивался авиамоделированием под увлекательные рассказы Евгения Петросяна о том, что труп Гитлера хранится в сейфе КГБ. Иногда к бабушке заходил старый знакомый, ел конфеты, рассказывал, что КГБ никуда не делся, и напевал песню Окуджавы про комиссаров в пыльных шлемах. Так бы все это и шло своим чередом, если бы к Алеше не обратились товарищи из сменившего вывеску, но действительно никуда не девшегося КГБ. Посетовав в сдержанных выражениях, что нынешние молодые люди зачастую тратят все свободное время на разную чушь, вербовщики предложили нашему тюфяку совершить во имя родины отважный поступок и помочь отечественной науке – за фантастическую сумму в десять тысяч рублей поучаствовать в эксперименте, где и усилий-то от него никаких не потребуется. Испытуемый должен просто сидеть в темноте в одних трусах и смотреть, как под воздействием какого-то излучения его студенистое тело превращается в могучий торс накачанного атлета.

Эксперимент Алеша перенес хорошо, но после него почувствовал, что ничего больше в жизни не хочет, точнее, наконец начал чего-то хотеть – а именно снова и снова видеть свое чудесное преображение, ощущать неведомую прежде силу и красоту. Каждую ночь ему стали сниться собственные обретенные и вновь утраченные бицепсы, и так он по ним затосковал, что готов был уже сам заплатить за возможность еще раз подставиться волшебному лучу. Ученым, однако, его услуги больше не нужны, и несчастный начинает метаться, вступая в бессмысленные контакты с разными людьми, не способными ни помочь ему, ни отвлечь от захватившей его идеи фикс. Девушка-психолог, чей рот хронически перекошен в искренней открытой улыбке и безостановочно исторгает потоки бодрой жизнерадостной речи, предлагает страдальцу "найти девчонку и увлечь ее чем-нибудь, кроме тела", а также заняться собой. Алеша предпринимает поистине героический поход в качалку, где знакомится с дистрофиком, падающим в обморок на тренажере и предлагающим лучше пойти на танцы. С танцев в ночном клубе герой приводит домой новых друзей и подружек – они курят траву и стряхивают пепел в его авиамодельки, отчего мягкотелый Алеша вдруг вырабатывает характер и выгоняет всех вон. Труднее оказывается отделаться от грубых бандитов, которые пристают к безответному герою то на угнанной "Ауди", то на джипе. Бандиты находятся в вечных поисках Гнездниковского переулка, что можно расценивать как тонкий намек авторов "Пыли" на расположенное в этом переулке Федеральное агентство по кинематографии, оказывающее материальную помощь особо напористым кинематографистам.

От обидчиков Алеше в итоге удается оторваться в такси с общительным водителем-кавказцем, который предлагает поставить "хорошую музыку" и неожиданно заводит песню Виктора Цоя "Мы ждем перемен". После финальных титров она будет исполнена (как своего рода мораль басни) на языке жестов человеком, который часто повторяющееся слово "перемены" каждый раз обозначает каким-то новым, неуловимо измененным движением. Всем своим видом он явственно говорит, что ждать никаких перемен не надо, поскольку, как справедливо заметил Цой, "все находится в нас". В принципе даже самую тупую и монотонную работу можно при желании каждый день делать чуть-чуть по-другому, чтобы пыль повседневности не лежала ровным толстым слоем, а стояла столбом и в луче света можно было наблюдать нервное движение растревоженных пылинок.





Дополнительная информация: Федосеев Виктор
info@kinoteatrdoc.ru / ICQ Status ICQ: 256671929 (послать сообщение)